Роман Викторович потушил свет в комнате и, зевая во весь рот, прошаркал к кровати. Присев на ее край, он протянул руку и вытащил из ящика прикроватной тумбочки упаковку с лекарством, которое ему прописал доктор. Выдавив в ладонь две таблетки, он тут же закинул их в рот и, не разжевывая, проглотил.

- Надеюсь, что сегодня это не повторится, - шепнул он себе под нос и, натянув одеяло до самого носа, закрыл глаза, медленно погружаясь в сон.

***
- Хорошо, что ты пришла.

Он протянул ей руку и помог подняться на край скалы, с которой открывался такой волшебный и живописный вид, что от него захватывало дух, а колени сами собой начинали подрагивать.

- Мы же договорились, что встретимся здесь, - улыбнулась она той самой улыбкой, на которую он мог смотреть вечно. - А я тебя никогда не обманывала, в отличие от...

- Ну ладно тебе, не начинай.

Он обхватил ее за талию и прижал к себе.

- А я и не начинаю, - игриво подмигнула она. - Я на самом деле рада тебя видеть.

- Если бы ты была рада, то нам не пришлось бы искать место для встреч. Думаешь, так просто было оказаться здесь?

- Но мы же как-то оказались?

- Не уверен, что это надолго. Однажды нас прогонят и отсюда, тогда нам придется искать новое место, а это не так уж и просто.

Он присел на край скалы и, свесив ноги вниз, жестом пригласил ее сесть рядом.

- Помнишь, в десятом классе мы пошли в поход?

- Конечно, - кивнула она, присаживаясь рядом с ним, - мы тогда тоже сидели с тобой на холме и смотрели вниз. Ты еще тогда впервые признался мне в любви.

- Да, это было так давно, а сейчас вспоминаю, и вроде бы это было вчера. Сколько лет уже прошло?

- Лет двадцать.

- Двадцать?

- Да, если не больше.

- Двадцать лет... - хмыкнул он. - Для кого-то целая жизнь, а для других - одно мгновение.

Он замолчал и откинулся назад, опершись на локти.

- А ведь все могло сложиться по-другому.

- Могло, - кивнула она, - но не сложилось.

- Ты жалеешь об этом?

- Нет.

- А зачем тогда приходишь ко мне?

- Я прихожу не к тебе.

- Ах да, я совсем забыл, - иронично прищурился он, - это же ты придумала это дурацкое правило - встречаться на нейтральной территории.

- Почему же дурацкое? - удивилась она. - Очень даже хорошее правило. Сам подумай - у тебя есть жена, дети. Я тоже замужем и у меня есть ребенок. Разве правильно было, если бы ты приходил в мои сны? Или я заявлялась в твои? Ты же прекрасно знаешь, что происходит, когда снится первая любовь - весь день идет насмарку. Все эти воспоминания, мысли... Ходишь сама не своя.

- Но ты же любишь своего мужа? Какая разница - кто тебе снится?

Она рассмеялась тем самым заливистым смехом, который он когда-то так любил. Даже не глядя на нее, он знал, что сейчас она запрокинет голову, а потом, как будто опомнившись и застеснявшись, прикроет рот рукой. Прошло двадцать лет, а она даже смеется так же.

- Какая разница? - повторила она. - Ты и сам знаешь какая разница. Первая любовь - это навсегда, до самого конца. Кого бы ты ни полюбил позже, имя первой любви будет выжжено на твоем сердце до самой смерти. И каждый сон, в который заявится эта самая любовь, он будет особенным. Чувство легкой тоски, горечи, неприятное тянущее чувство в груди. Все это будет преследовать тебя весь день, а ночью, когда все звуки за окном затихнут и на землю опустится темнота, в твою голову полезут совсем другие мысли. Те самые, которые начинаются со слов: "А что, если бы...". И тогда бессонная ночь обеспечена. Зачем это нужно мне? Зачем это нужно тебе?

- Да, наверное, ты права, - после недолгого молчания согласился он. - Это никому не нужно. Но такие сны дарят не только мрачные мысли, но еще и приятную ностальгию о том времени, когда мы были молоды, счастливы и все казалось простым и бесконечным.

- Вот именно поэтому мы и встречаемся здесь, в чужих снах. Когда мы проснемся, мы ничего не вспомним, но отголоски нашей встречи останутся где-то в глубине наших душ, даря те самые приятные эмоции. Разве это не прекрасно?

- Разве это не лицемерие? - пожал он плечами.

- Нет. Ты мне не снишься, я тебе тоже. Всё как в песне. И все по-честному.

Он вдруг поднялся на ноги и осмотрелся по сторонам. Что-то менялось в пространстве, окружающим их. Цвет неба потерял свою насыщенность, а очертания скал стали расплывчатыми и нечеткими.

- Он скоро проснется, - встревоженно произнес он.

Она поднялась вслед за ним и взяла его за руку.

- Я очень рада была с тобой увидеться. Мы никогда не будем с тобой вместе, мы даже вряд ли когда-нибудь увидимся в жизни, мы не расскажем друг о друге своим детям, но знай - ты навсегда в моем сердце.

- А ты в моем.

Он обнял ее и провел ладонью по волосам. Затем опустил голову и прошептал на ухо:

- Сюда больше не приходи, вряд ли нас еще раз пустят. В следующий раз встречаемся во сне нашего школьного учителя по физике - Василия Игоревича. Он должен нас помнить.

- Каждое второе полнолуние? - улыбнулась она.

- Да, каждое второе полнолуние.

Мир вокруг них расплылся и разлетелся на тысячи маленьких осколков.

Роман Викторович вскочил с кровати, вытащил из тумбочки лекарства и в сердцах бросил их в открытое окно.

- Чертовы коновалы, дерут деньги за свои таблетки, а они не помогают!

Он со стоном повалился на кровать и прикрыл глаза рукой. Роман Викторович был школьным учителем химии и уже год страдал от того, что раз в два месяца ему снились двое бывших учеников.

© ЧеширКо
+1
Смотрите также
А что там на главной? )))
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)
Комментарии (0)
Copyright © 2019 XA-XA.su. Все права защищены!