» » В избушке Бабы-Яги: Особенная вещь для избавления от злых сил
Предложить новость Предложить новость

— Вылезай, окаянный! — Яга безуспешно пыталась вытащить кота из-за печи. — Я тебе хвост узлом завяжу, если не вылезешь!

— А если вылезу? — поинтересовался Баюн.

— Тоже завяжу.

— Тогда я останусь здесь. Так у меня хоть шанс есть. Опять страдает безвинная душа от притеснений пожилых диктаторов!

— Я тебе хвост с ушами местами поменяю, негодник! — вспыхнула Яга. — Душа безвинная, тьфу! Меня два дня дома всего не было! Зелья где?

— А чего сразу я? — возмущённо засопел Баюн. — Это оскорбительно!

— Потому что кроме тебя тут никого не было.

— Логично. Но всё равно очень обидно. Хоть бы для приличия предположила, что зелья взял кто-то другой. Мне было бы приятно.

— А мне будет приятно сделать из тебя коврик.

Яга взяла в руки метлу и сунула её за печь, махая вверх и вниз.

— Уши! — взмолился Баюн, выбравшись из-за печи и забравшись на окно. — Так, женщина, это уже переходит все границы! Я вызываю тебя на дуэль! Настало время свержения твоего оскорбительного режима!

Его тут же подняло и шлёпнуло об пол.

— Пощады! — захныкал Баюн. — Это всё злые силы! Они шептали мне в ушко, они заставляли меня! Я не хотел продавать твои зелья!

— Хвостом клянёшься?

Баюн задумчиво засопел.

— Нет, — ответил он. — Но не потому, что боюсь, а потому что я и без того всё сказал честно и искренне. Дополнительное подтверждение не требуется.

— Деньги, надо полагать, потратил на сметану?

— На неё, родимую. Но я, бабушка, не хотел! Честное слово — это всё злые силы нашептали! Я вообще, если хочешь знать… это самое…

— Жрал и плакал? — усмехнулась Яга.

— Абсолютно верно! — горячо закивал Баюн. — Ты такая умная! А можно чуть-чуть ослабить моё прижатие к полу? Очень неудобно и лапки затекают.

Яга тяжело вздохнула и пошла к сундуку.

— Никак нельзя ослабить, — ответила она, — вдруг злые силы опять тобой овладеют? Нашепчут ещё чего. Ты же не хочешь навредить, правда?

— Ни в коем случае!

Яга радостно заулыбалась и вынула из-сундука какой-то предмет.

— Что это? — заинтересовался Баюн. — На грушу похоже. Это для чего?

— Особенная вещь, — загадочно ответила Яга, — От любых злых сил на раз избавит.

Она взяла какой-то бутылёк с мутной зелёной жидкостью и сунула в него носик особенной вещи.

— Бабушка, — Баюн начал что-то подозревать, — кажется, злые силы оставили меня.

— Тебе кажется.

Баюн задёргался.

— Нет, точно оставили. Мне думается, что эта особенная вещь их очень-очень напугала. Злые силы никогда больше не вернутся.

— На всякий случай надо, — в глазах Яги блеснул недобрый огонёк. — Чтоб наверняка.

Баюн, окончательно сообразив о предназначении особенной вещи, попытался упасть в обморок.

— Не надо, бабушка! — захныкал он. — Как же я людям после такого на глаза покажусь?

— А ты не показывайся. Зелья зачем продал? И не ври про сметану, я знаю, что ты ничего не покупал.

— Выпусти, — сдался Баюн, — покажу. И спрячь эту особенную вещь, мне дурно от одного вида.

— Нет уж, смотри, — Яга щёлкнула пальцами. — Показывай.

Баюн поднялся с пола, тяжело вздохнул и забрался за печь. Выбравшись, он подошёл к Яге, с недоверием поглядывая на особенную вещь, и протянул лапу.

— Вот. Руку дай.

Яга протянула ладонь. Баюн осторожно положил в неё яблочное семечко.

— Это чего? — удивилась Яга. — Запах вроде знакомый.

Внимательно разглядев семечку, она округлила глаза.

— С молодильного яблочка?

— С него самого, — кивнул Баюн. — Торговец какой-то тут бродил, не местный. Ещё, подлец такой, сначала запросил десять золотых — я зелья продал, пришёл, а он мне заявляет, что цена увеличилась в десять раз в связи с высоким спросом на товар. А я-то знаю, что никто больше семечкой не интересовался! Сожрать пришлось. А монеты тоже за печкой лежат.

— А чего сразу не сказал? — Яга шмыгнула носом и вытерла глаза. — А я тебя метлой.

— А ты бы поверила? Ты бы и слушать не стала, знаю я тебя. Решила бы, что я оправдываюсь так или зубы заговариваю, чтобы избежать справедливого, на твой взгляд, наказания. У тебя всегда так, сначала наказываешь, а потом слушаешь.

Яга с подозрением посмотрела на Баюна.

— Клянусь хвостом! — важно заявил он. — Всё было так, как я говорю. Убирай свою особенную вещь и давай проращивать семечку. Э-э-э! Так, женщина, а ну отпусти меня! Задушишь!

Роман Седов. [email protected]
 
0
Смотрите также
А что там на главной? )))
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)
Комментарии (0)
Copyright © 2019 XA-XA.su. Все права защищены!