Речь в данной статье-перевёртыше пойдёт о пресерьёзнейшей штуке, о которой многие люди, в пылу быта, либо забывают, либо предпочитают вообще не знать. Я говорю о сущностях, с которыми мы делим этот мiр. Наши предки о них знали, и кое-что, какие-то разрозненные знания о них нам оставили, конечно: в виде легенд, побасенок, сказок, а то и поверий. Но мы же – не хухры-мухры, а сами с усами. Да, разумеется…

Однажды, пребывая в пяти- или шестилетнем возрасте у бабушки (матери моего отца), я заметил, что она смахнула крошки хлеба со стола в угол, хотя обычно (прошла войну, наголодалась) так не поступала никогда и мне не позволяла оставлять недоеденное на тарелке, а крошки хлеба на столе. Я, будучи уже воспитуемым на чистоте, возопил: «Бабушка, что ты делаешь?» Она лукаво усмехнулась, а что, говорит? Я ей начал доказывать, что так же нельзя, ты же сама меня учила, что нехорошо это.

Тогда бабушка села и сказала, что это домовому на покушать. Я просто оцепенел, говорю, а что они есть на свете? Она опустила глаза, сказала, ну увидеть их мало кому удаётся, но наш точно есть. Разумеется, я начал выпытывать у неё про «нашего»: где живёт, где спит, можно ли его увидеть, с ним поиграть. Бабушка блеснула глазами, поведала мне историю одну. И добавила, ну а там ты сам уже суди, правда ли это или нет.

История эта связана со строительством этого дома в 1946 году, тогда мужики толокой строили себе дома, а стройматериалы собес давал по разнарядке. Ну и когда наш дом-то построили, говорит бабушка, и мы уже стали в него заселяться, то дед твой, муж мой, стал постоянно спотыкаться на пороге. А однажды на него сверху упал молоток. Ну я ему и сказала, что надо бы домового поприветствовать, который заселился с нами. Я сидел, слушал, открыв рот, теребил её за коленку, а дальше, дальше что? Она снова улыбнулась, мы ему поставили тарелку молока у печки на ночь. К утру тарелка была пуста. Ну мне молоко было не очень интересно, я говорю, а домовой, домовой-то что? А домовой, говорит бабушка, с тех пор с нами и живёт. Только постарел уже, ленивый стал, да и ест совсем немного, крохи хватает.

Взволнованный до самых печёнок, я решил выследить домового, но сон меня сморил на кухне уже часа через два, а утром я проснулся в своей постели. Побежал к бабушке, говорю, я тоже хочу покормить домового. Но она мне сказала, что домовой целыми днями спит, но мне велел передать спасибо за заботу о нём.

Этот первый осмысленный опыт «знакомства» с сущностями мистико-сказочного порядка оставил в моей душе след ненадолго. А вскорости, по мере взросления меня, и почти забылся. До армии. В которой была оружейка. И вот в этой оружейке, через полтора года в этом была сильно уверена вся наша рота, обитал оружейный. Чем только его не умащивали, подлеца-заразу, и оружейным маслом на пол капали, и жратву из столовой таскали, но проделки его продолжались с неистовым постоянством. Главным его злодейством было тырение патронов из рожков к АК: мы ходили в караулы с боевыми, ну и не станешь же каждый раз по два рожка проверять на предмет количества патронов (у ста солдат-то), так вот, при иногда проверках оказывалось, что они исчезали, как сквозь землю проваливались.

Замполит грешил на нас же, не понимал чучело, что эти патроны нам всем нахрен не сдавались, что с ними делать-то, солить их что ли? Ну и патроны, в конце концов, не находились, что как бы намекало.

Второй гадостью был песок в стволах наших калашей. Иногда, на чистке оружия, это обнаруживали одновременно человек двадцать. А третьей любопытной проделкой оружейного было сбивание мушек, было полное впечатление, что их энергично подпиливали миниатюрным напильником.

Оружейный достал наших командиров, когда насыпал песка в их пистолеты. Всем сразу. Ротный мгновенно взъярился, выдрючил прилюдно наряд, с бедным дежурным по роте, орал как бешеный. Народ-наряд отрицал факт «хулиганства» с такой же непередаваемой яростью и силой, клялся и божился, стучал по дереву, взывал к Ленину и комсомолу, матерям и всем богам на свете. Ротный призадумался, ну не совсем же его солдатики такие тупые идиоты, чтобы так себя подставлять-то? Да и, собственно, песочек легко этот вычищался. Ну, неприятно, конечно, но не смертельно вовсе.

В общем, однажды на перекуре мы заметили, что у нашего замполита в его открытом портфеле лежит какой-то весь невзрачный и потёртый… будильник. Видимо, он намеревался его отдать в ремонт. Один из наших парней сказал замполиту, что можно будильник не чинить, он уже старый, а разобрать на мелкие пружинки, колёсики и валики, да и положить в какую-нибудь коробочку. А вот коробочку поставить к нам в оружейку, пусть оружейный поиграется. Может успокоится, ну чем чёрт не шутит? Замполит сплюнул, говорит, да на, бери, блин.

Мы так и сделали: раскурочили будильник, все большие части повыбрасывали, а вот всю мелочь ссыпали в жестянку от конфет, да и поставили в оружейку под шкаф. Можно теперь давить хиханьки и хаханьки, но подлянские штучки с оружием у нас прекратились, а вот наряды, которые не спали по ночам, дежуря по роте, периодически докладывали о лёгком звоне этой самой коробочки, будто кто в ней шебуршал лапками иногда. Я и сам один раз слышал, но, поди проверь, что там позванивает слегка: может мышь залётная пробежала, а может сквознячок воздуха наподдал, да и коробочку эту даванул…

В наших двух караульных помещениях, где мы служили свои караулы, никаких приключений не случалось, поэтому никто, кроме меня, так и не догадался и туда присовокупить коробочки с какой-нибудь металлической мелочью, хотя надо было бы. Я же сразу принёс караульному пару гаек и гвоздик, от греха подальше, а там вскорости и дембель долгожданный прискакал и всех нас по своим домам отправил.

Армия тоже стала постепенно забываться, поскольку по жизни были другие заботы, поступить учиться в институт, поступил, учиться, учился, в общем, всё как обычно. Так бы всё и шло безтуманно, пока меня не назначили комендантом общежития, а я не вознамерился провести там ремонт. Его мы сделали, и в том числе пришлая бригада мастеров соорудила нам в подвале новый душ. Старому совсем кирдык пришёл.

После торжественного «открытия» душей, мужескаго и женскаго, в течение трёх дней подряд три разных девчонки-студентки поскользнулись на покрытом кафелем полу и получили по синяку: одна на бедре, одна на локте, а последняя расшибла себе лоб. С последней я контактировал лично, был рядом, мылся в своём мужском отделении, и, когда она закричала благим матом, прибежал ей на помощь. Ситуация была, конечно, пикантная, я – обёрнутый полотенцем, она, голышом на полу, изо лба кровища хлещет, плачет, бедная, больно зверски, какой там уже к лешему стыд…

Я проинспектировал весь женский душ, потому что после той девчонки, разбившей себе лоб, я узнал и про двух первых, набивших себе не очень больные синяки – на предмет плитки, где она особо скользкая. Ничего не нашёл, плитка, как плитка, ну немного скользит, конечно, если мокрая и если в особой обуви по ней пройтись, можно, конечно, и подскользнуться ненароком, если уж совсем на ногах погано стоять, а с другой стороны, где ж я столько резины на коврики возьму?

И тут я вспомнил про бабушку, про домового в её доме, ну и про оружейного, конечно. Долго чесал себе репку: ну не кусочки мыла же по углам разбросать, а мочалу на потолок подвесить на крюк? Но придумал. Дело в том, что в наших новых душах не было зеркал. В мужском они, собственно, не нужны, мужики в зеркала не пялятся круглые сутки, да и душ – дело утилитарное, помылся, побрился, да и свалил. А вот для женского отделения это был невыносимый недостаток, о котором мне девчонки ещё просто не успели сообщить, поскольку душ был новый. А вот душевой, зараза, очень даже намекнул.

В общем, обдумано, сделано. Заказал я несколько зеркал, и повесили их на болтах в женском душе: пару в раздевалке, по углам, пару прямо в душе в несколько кабинок. Пущай девчонки себя разглядывают, да и душевому будет вечная потеха. Чтобы уж совсем умаслить душевого я попросил девчонок, тех, у которых есть старые и ненужные им маленькие ручные зеркала, дать их мне. Когда набралось несколько я их наклеил по углам, на разной малой высоте, резонно посчитав, что, если те отклеятся, то не разобьются, никого не поранят.

Больше никто в женском душе не падал, себя не калечил, более того, вентиляция в женском душе стала беззвучной, в отличие от нашего, где всё гудело иногда. И там было однозначно теплее, хотя оба душа были рядом, в подвале. Вот что такое мир с душевым, блин.

Тайские сущности подобного плана так же пофигистичны и с ленцой, как и расслабленные на жаре жители тропиков. Все они спокойно удовлетворяются пахучими палочками, которые для них разжигают тайцы в пенатах, да мелкой едой, никто из них не хулиганит по ночам. Но слышал я тут от одного фаранга, владеющего домом, машиной и гаражом для неё, что завёлся однажды в этом самом помещении для автомобиля пару лет назад какой-то гаражный…  Царапал дверцы, пару раз колесо спустил (безкамерное, что требует сноровки и усилий, а также целеустремлённости), наносил на стёкла какие-то знаки еле отмываемым веществом, в общем, портил периодически жизнь автолюбителю.

Этот гаражный оказался милым и компанейским, падким на детские игрушки, типа моделей машинок, а особенно на надувные шарики, которые тот нет-нет, да и схлопывал по ночам. Мой знакомый фаранг, кстати, франкоязычный бельгиец, даже дал ему оригинальное имя: escarpine de garage (гаражный штиблет), но тот на него не отзывался. Дети бельгийца, кстати, приносили гаражному ленточки (девчонки), но он их отринул. А вот от детских игрушек не отказался. Иногда их двигает, играется.

Летая иногда самолётами, я частенько задумываюсь… о самолётных, есть ли они, и, если есть, как им среди чемоданов (или где они там обитают?) живётся, не холодновато ли бывает на высоте, с кормёжкой, наверно, проблем нет никаких. Гащивая на дачах я иногда по пьяни размышлял о дачных, добавляли своего таксисты, про своих, таксопарковых, повара столовых, наверняка знают о своих столовских, упитанных и разомлевших, есть, должны быть и ресторанные, тоже упитанные, но видимо слегка вальяжные, не говоря уж о салонных, магазинных, универсамных, мегамолльных, офисных, подъездных, заводских, складских и прочая, прочая, прочая.

Чуден мiр, в котором мы живём, густо населён он всякой шатией-братией. И как-то вот уживаемся со всеми.
Смотрите также
А что там на главной? )))
Прокомментировать
Отправить (необходима регистрация)
Комментарии (0)
Copyright © 2019 XA-XA.su. Все права защищены!